Владимир Панов: Государство берёт на себя риски, создавая инфраструктуру Севморпути

Владимир Панов: Государство берёт на себя риски, создавая инфраструктуру Севморпути

Одной из центральных площадок ПМЭФ-2023 стал стенд «Арктика – территория диалога». Его деловая программа включила в себя более 15 мероприятий с участием важнейших арктических игроков – от министров, глав крупнейших корпораций, губернаторов и инвесторов, до ученых и практиков. На полях форума на вопросы Проектного офиса развития Арктики эксклюзивно ответил спецпредставитель ГК «Росатом» по вопросам развития Арктики Владимир Панов.

– Какую часть рисков должно взять на себя государство в ходе освоения Арктики?

– Государство уже берет на себя риски, создавая инфраструктуру: это и дноглубительные работы, и гидротехнические сооружения, строительство ледокольного флота, создание космической группировки. Практически все слои необходимой инфраструктуры, в том числе аварийно-спасательный флот, уже финансируются за счёт государственного бюджета.

Северный морской путь всё ещё, что называется, «раскатывается». Мы превратили в каждодневный труд то, что раньше было подвигом – круглогодичную навигацию в Карском море. Сейчас стоит задача «раскатки» именно Восточного маршрута. Здесь риски для всех участников, безусловно, возрастают. Эта часть Северного морского пути [протяжённостью] 2000 морских миль – наиболее сложная с точки зрения ледовых покровов. И создание преференциальных режимов для развития [здесь] судоходства – как раз та часть рисков, где государство, возможно, должно поддержать инвесторов, частные компании, которые в настоящий момент формируют основную грузовую базу.

– Когда мы сможем уверенно говорить о круглогодичности использования Северного морского пути?

– В январе 2024 года должны начаться первые два рейса в месяц, и после этого каждый месяц [количество] интересов будет стремиться к увлечению. Если первые рейсы будут показывать положительный результат, мы решим много вопросов, связанных с ледокольным обеспечением. Как вы знаете, сейчас параллельно идут большие инвестиционные процессы: строится «Восток ойл», другие проекты осуществляют большой завоз грузов снабжения, и мы должны сбалансировать на 24 год ледокольное обеспечение как для этих проектов, так и для первой навигации в восточном направлении.

– Насколько реальны заявленные цифры о перевозке по Севморпути пути 200 млн тонн к 2031 году?

– Эти цифры реальные, осознанные. Под них сформированы все планы по развитию инфраструктуры. Северный морской путь к 2030 году фактически будет сопоставим с провозной способностью Восточного полигона [РЖД], что ещё раз подчёркивает приоритетность его развития.

– Какие оценки можно дать нашим новым атомным ледоколам проекта 22220 и 10510 «Лидер»?

– По «Лидеру» сейчас вряд ли можно дать какую-либо более предметную информацию, кроме тех характеристик, которые уже ранее были озвучены, поскольку он должен быть введен эксплуатации только в 2028 году. У него будет историческая мощность, 120 мегаватт, это будет ледокол с возможностью прохождения льдов уже до 4 метров [толщиной]. Он будет оставаться флагманом [российского ледокольного флота] и лидером для всей мировой судостроительной отрасли.

При этом те три ледокола нового поколения 22220, у которых [мощность составляет] 60 мегаватт – по сравнению с предыдущими поколениями в 40–45 мегаватт – безусловно, показывают отличные результаты и по ширине канала, и по лёдопроходимости. Любой новый ледокол по-настоящему вызывает огонь в глазах у людей, которые там работают.

Вниманию СМИ: Просим при использовании комментариев наших экспертов ссылаться на Проектный офис развития Арктики.


Экспертный центр "ПОРА"
19 июня 2023
Комментарии экспертов